Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:03 

lock Доступ к записи ограничен

Если ты хороший мальчик, то не суй в розетку пальчик, с проводами не играй! Неизвестно, есть ли рай.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:27 

Стихотворение для Могучий Джо Янг

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Вот ты говоришь – напиши о Ней, а как я могу писать,
Когда темнота ее мягких дней запуталась в волосах?
Струится песок, пробегает миг, и листья трогает ржа.
Вот ты говоришь – напиши о Ней, но как перестать дышать?
И шаг, и другой, и песок течет, бежит из-под ног в моря,
Какой-то немыслимый был скачок – и что, это было зря?
Вопросы, ответы, последний час, и сны теперь - наяву.
О Ней можно только шептать. Кричать. Но столько не проживут.

@темы: Стихи

19:38 

Стихотворение для Севанский Джодь

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Трогать дождь и трогать ветер, трогать небо,
У тебя всего лишь пять минут осталось.
Крики чаек - чайки долго просят снега,
Но пока у них есть тучи и усталость.
Город спит. Он твой, не твой, не разберешься,
Он весь в камне, как в доспехах. Не касаясь
Стен, идешь по темной улице на площадь,
Где танцуют танго тени с голосами.
И пространство распахнется звездной пылью -
Так легко дышать, мечтать, бежать, смеяться,
И как в старом черно-белом добром фильме,
В титрах будет "Они жили лет сто двадцать"...

Мокрый ветер снег несет - ну наконец-то.
Чайки счастливы, а город греет руки
В теплых варежках кофеен, как из детства,
И тебе приносит запахи и звуки.

@темы: Стихи

16:57 

Стихотворение для (Мирра)

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Осень упадет тебе на плечи
Звездным неистрепанным плащом,
И тебя согреет темный вечер,
Можно будет попросить еще.
Вечеров так много на добавку,
Словно сливки в кофе наливать –
Он, осенний вечер, легкий, плавкий,
Вдруг придет и сядет на кровать.
Он придет и с ворохом историй,
И с друзьями, что попросят чай,
И с воспоминаньями о море,
О тропинках, слухах и ключах.
Музыку послушаете вместе,
Вместе же посмотрите кино…
И, сказав тебе «до завтра», вечер
Удерет потом через окно.

@темы: Стихи

15:27 

Стихотворение для бедной больной svitankova

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
У чая мягкий привкус того лимона, которым в детстве, может, мечтаешь стать -
Висеть на дереве, слушая перезвоны в соседней церкви с росчерками креста,
Качаться в листьях, солнце ловить боками, и черенком улыбаться - так может быть.
Потом тебя сорвут и помнут руками, но кто из нас хозяин своей судьбы?
Лимон - не так и плохо. Смешно, пожалуй. Немного странно, но на один лишь миг.
Еще ты можешь быть трещиной и пожаром, и вкусно пахнуть пылью старинных книг,
Ты можешь быть молочным жемчугом, кошкой, которая на подушках на солнце спит,
Кофейником, телефоном, тропой, морошкой, горой, откуда на реку прекрасный вид.
Ты можешь быть всем тем, чем ты быть захочешь - тут главное, все вовремя захотеть.
...Все сказки сложены снова в корзинку ночи. И чайник нежно булькает на плите.

@темы: Стихи

23:44 

Стихотворение для IaRna

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Самым правильным этой ночью будет спать и не видеть снов.
От луны остается огрызок, даже жалко его доесть.
Ты сидишь, прислонившись лбом и дыша на ночное стекло,
Звезды падают за дома, бьют по клавишам – фа-диез.
Утро комкается в висках, до него еще далеко –
Но ты слышишь шелест травы, видишь все силуэты крыш
На восходе. И громким звоном – в жестяное ведро молоком –
О себе вдруг напомнит тот, кому сам ты не позвонишь.

@темы: Стихи

05:03 

таблетки
на блестящей как солнце тарелке
через лет световых миллионы
прилетают пришельцы мелкие
с планет от нас удаленных

и нет чтобы с пользой - куда там
завсегда с вредоносными целями
безразличен им ваш мирный атом
и коллайдер они вертели

не нужны чертежи подлодок
и война уж осточертела
а спереть у меня с шести соток
помидоры - другое дело

13:25 

росчерком

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Апокалипсис будет завтра. Завтра рухнет на плечи небо,
И осколки изранят кожу. Тучи ватой забьются в рот.
Под ногами асфальт исчезнет, провалившись в сырую небыль,
Не успев на прощанье мявкнуть, растворится в безвестном кот.
Апокалипсис будет завтра. Вихрь до неба и уголь в горле.
Не успеешь сказать, увидеть, позвонить, написать письмо.
И привычное станет глупым: и кафе, где неплохо кормят,
И оценки за три зачета, и не выжатый в чай лимон.
Но пока - догорает солнце. Облака истекают цветом.
В кухне мама готовит ужин, напевает опять попсу.
На балконе отец вздыхает: предпоследняя сигарета.
Ты рисуешь солнце и пишешь:
"Апокалипсис на носу".

@темы: Стихи

22:32 

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Приближается осень.
Я трогаю небо ладонью
И мешаю, как кофе со сливками, звездную ночь.
Жестяная луна -
Как открытая крышка бидона,
Треск полночных цикад - как в бесплатном хорошем кино.
И неважно, кто, где этот фильм торопливо снимает,
Проявляет всю пленку под утро, сосет кофеин,
Слышит, как за окном просыпается город. Трамваи,
Заблудившись, звенят.
И герой остается один.
Приближается осень.
Прозрачная, как паутина.
Утром воздух вдохнуть - как воды из колодца глотнуть.
У воды привкус мха и холодной серебряной тины,
В ней запутались звезды и ночь, чтоб смотреть на луну.

@темы: Стихи

18:35 

lock Доступ к записи ограничен

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
Достаточно личное.

00:25 

lock Доступ к записи ограничен

Инге
Если ты хороший мальчик, то не суй в розетку пальчик, с проводами не играй! Неизвестно, есть ли рай.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:46 

***

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
Уже поздно - даже тут, не то что в России, а я полулежу в кровати, ловлю ускользающий wi-fi и думаю, думаю...
Думать вредно, говорят. Не только вредно, но и опасно. Вольнодумцы на Руси приживаются то со скрипом, то рьяно, отчаянно и кроваво, то уезжают доживать свой век в Америку и там же умирают, познав ностальгию и возненавидев фастфуд. Объявленная свобода слова который год кружит головы - что молодые, что постарше, но толку от этого никакого нет, потому что свободы столько, что никто уже в нее не верит. Не запрещают, не сжигают вместе с ослушником, опричники не забивают сафьяновыми сапогами. И все можно, и можно всем, только УК не трогайте.
В век, когда можно сказать практически что угодно, ту самую истину в последней инстанции, никто никому не верит, и истины смущенно скукоживаются, быстро пропадая под наслоениями других истин. Археологов, которые жаждали бы это раскопать, не находится.
Хотите кричать о правде, свободе, о правах человека? Кричите ради Бога. Хотите поругать президента? Да хоть слэш с его участием пишите, это можно. Хотите сообщить, что российская история - сплошной обман, и на самом деле все было по-другому? Валяйте, вас издадут тысячными тиражами.
Вал информации, который нас захлестнул, многих заставляет захлебнуться и покорно пойти ко дну, не предпринимая попыток спасения.
Старшее поколение еще помнит, как это было. Даже в сорок лет не исчезала новизна от того, что происходило вокруг: мир был выверен, путь, по которому шагали к светлому будущему, вымощен, и хотя шаг вправо и шаг влево карались расстрелом, все спешили добраться, а по дороге, памятуя расстрел, радовались простому. Новым книжкам, завезенным в районную библиотеку. Отдыху у бабушки в деревне. Передачам о науке и технике. И в космос тоже летали - и ждали, когда полетим.
Я не возвеличиваю Советский Союз. Кто знает, по какому великому пути пошла бы Россия, если бы не пальнула "Аврора". Но я не согласен и с теми, кто приписывает той, уже оставшейся в прошлом системе одни лишь недостатки. О политическом строе можно рассуждать бесконечно. Бесконечно можно говорить: "А раньше небо было голубее и булки поджаристее!" - получая по носу аргументом: "Вы увязли в прошлом!" Увязли, что и говорить. Мы в нем родились. Все мы родились в прошлом, каждый - в своем.
Многие представители нынешнего поколения, судя по тому, что зеркалит наше телевидение, успешно справились с валом подступившей информации. Они просто не задерживают ее в голове - она течет через их мозг, не оставляя следа. И желания остаются насущные: сделать карьеру, купить новую одежду, посмотреть шоу. Show must go on - да, эту песню исполняли те, кто вставал над горизонтом, как горы. Да ладно, что зарубежную классику трогать. Своя есть.
Я рос в стране, где идея о светлом будущем уже начинала попахивать гнильцой, и всю жизнь чувствовал себя рыбой в реке, куда соседний завод сливает промышленные отходы. И не то чтобы эти отходы были сильно мне, рыбе, вредны, но каждый раз приходилось приспосабливаться, меняться, чтобы можно было дальше в этой воде жить. Плавать, пускать пузыри и звонко хлюпать хвостом, чтобы расходились круги и какой-нибудь рыбак матерился сквозь зубы, что не может меня поймать.
Тут и метаном дышать научишься.
В этой бесконечной игре в пряталки и догонялки, в упоенном желании нарезаться свободой до поросячьего визга мы, кажется, что-то потеряли.
Кажется, это было Слово.
Я чувствую его слабое присутствие - но слабое, еле ощутимое. В большинстве текстов, которые я рецензирую, Словом и не пахнет. И тем не менее, издательства заинтересованы в них, потому что в текст вместо Слова вложена простая формула "пипл хавает". Хавает звездолеты и красоток в бронелифчиках, хавает суровых ментов в камуфляжных подтяжках и эротические стоны совершенных героинь. Офисный планктон читатель засасывает, как кит, и радостно хватает с полки книгу, сделанную из постов в ЖЖ. Я прочел здесь на досуге несколько сборников - помилуйте, там же не на что посмотреть. Это ненормально, когда из сборника в тридцать штук произведений средней длины нравится одно. Два, с натяжкой.
И мне звонит издатель Иван Иваныч, и говорит: "Даниил, посмотришь книжку?" - а я ему: "Про злого властелина?" - и он молчит, потому что знает, как продать злого властелина и всю его страшную черную армию.
Конечно, я старый дядька, который ничего не понимает в современной жизни. Современная жизнь моего уровня меня устраивает, и я не революционер, чтобы бросаться на абмразуры. Но я знаю рейтинги, которыми услужливо делятся давние знакомые, я знаю потребности издательств, и иногда я задумываюсь: то, чем кормят нас всех, - неужели это все, что нам осталось?
Самое страшное - не мое ворчание и потуги на диссидентские взгляды. Самое страшное - что у шоу "Дом-2" - сумасшедший рейтинг, а значит, это смотрит огромное количество молодежи в стране. Значит, огромное количество молодежи в стране - такое, как в шоу, стремящееся быть таким. Мне немного неуютно думать об этих людях. Да и они, наверное, подвергли бы меня остракизму. Проще говоря, послали бы в пешее эротическое путешествие, не мудрствуя лукаво.
Так и живем. В полном непонимании: то, что происходит, - это деградация или следующая ступень эволюции? Приводит ли свобода к деградации? И куда она заведет нас самих?

@музыка: шорох ночной бабочки

@настроение: не понять

@темы: Вопросы, Жизненное

00:23 

Стихотворение для Lapsa

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
***
Бог долго думал над ребрами. Вздыхал, потирал висок.
Да, с глиной все было проще - лепи себе и лепи,
Пока не появится кто-то смешной, не дитя лесов,
Как прежде, - а как подобие, слепок Его любви.
А ребра - сложнее, путаней, хотя, казалось бы, все
Ровнехонько. Только выбрать бы правильно, насовсем.
Она не то чтобы спутница, не белка, не в колесе,
Она не то чтобы ниже, и не источник проблем,
Но просто она - чудесная. Что глина, тяп-ляп - готов.
Ребро просто так не вытянешь, тут надо с умом тянуть.
С умом и с любовью, с нежностью, вложить сотню тысяч слов,
Вплести в ее кудри сказки, и в кожу вплести луну,
Улыбку - неповторимую, и брови вразлет, и стать,
И голос такой, чтоб глина текла от звуков его.

Бог снова вздохнул, коснулся опять на груди креста,
И дернул ребро.
- Молчи, Адам. Терпи, терпи. Ничего.


Хотел написать лисье-лисье, но написалось вот такое. Надеюсь, ляжет на душу.

@темы: Стихи

23:52 

lock Доступ к записи ограничен

Инге
Если ты хороший мальчик, то не суй в розетку пальчик, с проводами не играй! Неизвестно, есть ли рай.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:11 

фа
Осенний
И тут жизнь внезапно превратилась в какой-то горячечный берд – иначе не скажешь.
© Макс Фрай



Пропала навсегда горячая вода из жил водопровода
В часах какой-то сбой, и дружба с головой зависит от погоды
С погодой мы на «вы», но помнят фонари, она мне пела песни
Огромной высоты, высокой частоты - так падать интересней
Но всё это пустяк, когда дверной косяк впускать меня боится
В часах знакомый сбой, их судорожный бой мешает сердцу биться
И кругом голова, рекой текут слова, всему виной погода
Последняя вода лишается тепла под аркой небосвода


Эту унылую лажу я написал по привычке. Она совершенно не искренняя и не отражает моего теперешнего состояния. Ну разве что воду действительно отключили, и это грустно. Я сейчас похож на девчонку, которая пишет пост об отсутствии в жизни любви с телефона по пути на свидание. Мне почему-то показалось, что если удастся срифмовать парочку строф, то и комментарий какой-нибудь напишется. О чём я думал? Только зря убил время.


:) <--- а вот этот чувак здесь действительно в тему

@музыка: cansei de ser sexy

@настроение: как бы это с работы сбежать домой

@темы: рифмы

02:23 

мечтательница

фа
Осенний
Здравствуй, мой юный друг. Сегодня я расскажу тебе сказочку о доброй девочке Маше, которая очень любила мечтать.

Девочка Маша очень любила мечтать. Это было её любимое занятие. Маша приходила со школы, вешала свою школьную форму на вешалку, надевала специальную сорочку для мечтаний и отправлялась в далёкие миры. Например, на крышу. Или на водопроводную трубу за домом. Куда бы Маша не отправилась, там повсюду цвели маки, а небо было яркое-яркое, апельсоново-солнечное на рассвете и малиново-виноградное на закате. Щебетали птички, блестели звёзды, журчала вода. Маша сидела и мечтала. Воображение часто уносило её на соседние дворы, на козырёк подъезда, в мамин платяной шкаф, в комнату к старшей сестре, на макушку дворового дерева. Маша была очень романтичной девочкой. Её всегда переполняли красивые образы, воспоминания из детства и просто хорошие вещи. Она часто представляла, как кружится под дождём, раскинув руки и ловя капли ртом. Как кувыркается в снегу или пускает мыльные пузыри с высокого моста. Маша любила звонко смеяться в собственных фантазиях. Словом, это была очень, слишком и бесконечно мечтательная девочка, глаза которой искрились отчаянной романтикой и жаждой приключений.

Была у Маши одна маленькая проблема. С помощью грубой агрессии и страшного сквернословия она отбирала у маленьких детей конфеты. Запихивала в рот всё сразу и громко чавкала. Особенно, когда была нетрезвой. А в остальном это была очень милая и мечтательная девочка. Маша очень хотела рассказать кому-нибудь о своих романтических мечтах. Кому-нибудь, кто поймёт и спасёт её от одиночества. Но потом или у Маши заканчивались конфеты, или соседи успевали вызвать милицию заблаговременно...


Некоторые люди почему-то считают, что их просто не понимают х_Х В то время, как их фантазии не могут подняться выше собственного кончика носа.

@музыка: Death of a Party

@настроение: сорочка для мечтаний

00:48 

история одного тостера

фа
Осенний
Ло был необыкновенным привидением. В том смысле, что обыкновенных привидений не существует вовсе. Они все не похожи друг на друга, и иногда даже не понятно, кого можно ими считать, а кого нельзя. Старый тостер, научившийся разговаривать, - это ни в коем случае не приведение. Это просто говорящий тостер. А вот Ло - настоящий. Его туловище лежит под двумя футами грунта и придавлено каменной плитой сверху. Пару лет назад по этому туловищу проехал автомобиль. Дело было на большом перекрёстке туманным утром. Неприятно умирать утром. Не проснулся толком, впереди тяжёлый день, а тут раз - и умер. Необыкновенность Ло ещё и в том, что все это несколько лет он видит только свой последний перекрёсток. А всё остальное скрыто от глаз оранжевым туманом. Если зайти в этот туман, то, куда потом не иди, всё равно выйдешь на прежнее место. И перейти перекрёсток тоже нельзя. Он никогда не кончится. Всё равно, что плыть к небу через океан, только гораздо хуже. Из тумана светят фары машин, но самих машин нет. По асфальту проходят тени людей, но самих людей нет. Ло никогда не чувствует усталости, ему не хочется спать и есть. Он слышит шум города, голоса, гудки, разговоры по телефонам, он слышит даже то, как переключает лампочки светофор. И это тоже странно. Хотя кто знает, может так и должно быть? Странность Ло ещё и в том, что он всё понимает и даже дышит воздухом. Он может говорить, смеяться, плакать, кричать. Ло знает, что с ним происходит. Он ощущает себя фигуркой на недорисованной картинке. На очень маленьком её кусочке, когда всё остальное пока просто залито фоном. Тени и фары – карандашные наброски, а звуки - это мысли художника.

За несколько лет, проведённых в своей «одиночкой камере», Ло научился узнавать людей по их теням. Большинство из них размыты до неузнаваемости, но некоторые имеют свои особенности. Например, маленькая вытянутая тень – пёс Эдвуд, круглая и медленная – старик Вильмор в инвалидной коляске, слегка склонённая на бок - тень Матильды, тянущей в сумке своего кота Гектора к ветеринару. Тень сумки не двигается - Гектору не здоровится, или он спит. А тень с двумя антеннами-косичками знакома Ло больше других. Эту тень он встречает каждый день. Она проходит как раз по тому месту, от которого Ло не может далеко отходить. Это Патрисия, она ходит в школу каждое утро, даже по выходным. По её тени можно узнавать время. И настроение. Если тень Патрисии движется быстро и неровно, значит, она скачет в припрыжку от какой-то радости. Если тень едва тащится – случилось что-то плохое. У тени Патрисии есть много других состояний и траекторий, Ло выучил их все. Когда она пропадала, он догадывался, что наступили каникулы. Проходила вечность, за ней вторая, третья, четвёртая, проходило десять тысяч вечностей, а потом Патрисия появлялась снова. И Ло начинал считать дни с начала. Он забывал, где остановился в прошлый раз. Он что-то говорил ей в след и проходил несколько отведённых ему шагов рядом. Потом Патрисию скрывал туман, а Ло бежал вслед, но снова и снова оказывался на перекрёстке. Он представлял, как берёт её под руку и ведёт по тротуару. Каждый раз он рассказывал ей свою историю. Больше рассказывать было нечего, остальные истории куда-то пропали. Ло помнил только свои собственную. На прощание он отвешивал поклон, поправлял воображаемый галстук и махал ей в след рукой.

В один прекрасный день всё закончилось. Ло узнал, что он как раз и есть знаменитый говорящий тостер. А его перекрёсток - на самом деле кухня. И никакая машина его не сбивала, это был обычный перепад напряжения. Вильмор вовсе не старый, и сидит на табурете, а не в коляске, Матильда таскает в сумке продукты, а Гектора не существует. Гектор потому никогда не двигался, что был колбасой, хлебом, сметаной, маслом, пельменями и чеком на всё это добро. А Патрисия... Это соседская кошка, гуляющая по карнизам. Сначала Ло собирался сигануть прямо в окно. Или намотать на штепсель проволоку и устроить короткое замыкание. А потом поправил свой воображаемый галстук, посмотрел сквозь пальцы на солнце и впервые в своей жизни улыбнулся.

Сегодня я осознал себя предметом домашнего быта.

@музыка: Current 93

@настроение: табуреточное

01:52 

Доступ к записи ограничен

Бледный
Вера и верность!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:30 

Стихотворение для Злой малыш

Граф Сентябрь
Самый вредный из людей - это сказочник-злодей! (с)
Не на следующий день, но раздача долгов продолжается :)

***
Он не захотел, чтоб она умирала так вот -
Как ведьма, на хворосте, в самом расцвете лет.
Он начертал пару самых простых пентаклей
И прямо с костра ее быстро забрал к себе.

Она удивилась - но нет, не чрезмерно, можно,
Поплакала в шоке, потом отошла слегка.
Он чаю налил и вазочку дал с мороженым,
И вазочка эта была ледяной в руках.

Она научилась готовить, мурлыкать песни,
Стирать пыль с сокровищ и мягко смотреть в глаза.
Он ей показал все секреты ходов и лестниц,
И что есть любовь - он тоже ей показал.

Однажды пришли, матерясь, лесорубы-гномы,
Сказали, что это все их, и подите вон.
Он честно сказал: "Да будьте вы здесь как дома", -
И взял ее за руку, вывел на снежный склон.

Она же спросила: "Зачем ты им все оставил?
Ведь это твое все, дракон, весь громадный зал!"
"Ты не понимаешь, - ответил он, - это правило:
Все самое ценное я нынче с собой забрал".

@темы: Стихи

22:04 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Свет предвечный

главная